Ҡатнашыусы:Аҡҡашҡа/Босс, Гарриет

Википедия — ирекле энциклопедия мәғлүмәте
< Ҡатнашыусы:Аҡҡашҡа(Һарриэт Босс битенән йүнәлтелде)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Викидатала элемент юҡ

Гарриэт Софи Босс (швед. Harriet Sofie Bosse, 19 февраля 1878-2 ноября 1961) — шведско-норвежская актриса. Босс сегодня наиболее часто вспоминается как третья жена драматурга Август Стриндберга. Боссе начала свою карьеру в небольшой компании, управляемой её сильной старшей сестрой Алмой Фахлстрем в Кристиании (ныне [Осло], столица Норвегии). Заручившись поддержкой Королевского драматического театра «Драматен», главной драматической площадки шведской столицы, Стокгольма, Босс привлекла внимание Стриндберга своей интеллигентной актёрской игрой и «экзотической восточной внешностью».

После бурного ухаживания, которое подробно раскрывается в письмах и дневнике Стриндберга, Стриндберг и Боссе поженились в 1901 году, когда ему было 52, а ей 23. Стриндберг написал ряд главных ролей для Босс во время их коротких и бурных отношений, особенно в 1900-1901 годах, в период большого творческого взлёта для него. Как и его предыдущие два брака, отношения потерпели неудачу в результате ревности Стриндберга, которую некоторые биографы охарактеризовали как паранойя. Спектр чувств Стриндберга к Босс, начиная от поклонения до ярости, отражается в ролях, которые он писал для неё. Несмотря на свою реальную роль в качестве Стриндберга, она оставалась независимым художником.

В 1908 году Босс вышла замуж за шведского актёра Андерс Гуннар Вингарда (швед. Wingård), а в 1927 году - за шведского киноактёра, режиссёра и кумира Эдаина Адольфсона (швед. Adolphson). Все три её брака закончились разводом через несколько лет, и она осталась с дочерью Стриндберга и сыном Вингарда. Выйдя на пенсию после громкой актёрской карьеры в Стокгольме, она вернулась к своим корням в Осло.

Начало карьеры[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Босс родилась в столице Норвегии Кристиании, сегодня называется Осло, как тринадцатый из четырнадцати детей Анны-Мари и Иоганна Генриха Босс. Ее немецкий отец был издателем и продавцом книг, и его бизнес привел к чередованию резиденций семьи то в Кристиании, то в Стокгольме, столице Швеции. Приходилось много ездить между этими городами. Смелый, независимый ребенок, она впервые сделала путешествие в одиночку, когда ей было всего шесть лет. Босс должна была испытать некоторую путаницу в национальной идентичности на протяжении всей своей жизни< ref>Waal, 2.</ ref>.

Две старшие сестры Босс, Алма Фахлстрем (швед. Alma Fahlstrøm, 1863—1947) и Дагмар Мёллер (швед. Dagmar Möller, 1866—1954), уже были успешными исполнителями, когда Гарриэт была маленьким ребёнком. Вдохновленная этими образцами для подражания, Гарриет начала свою актёрскую карьеру в норвежской гастрольной компании под руководством своей сестры Алмы и её мужа, Йохан Фахлстрем (1867—1938). Приглашённая сыграть Джульетту в «Ромео и Джульетте», восемнадцатилетняя Гарриет сообщила в письме своей сестре Инес, что она была парализована боязнью сцены перед премьерой, но затем восхитилась спектаклем, занавесом и тем, как люди смотрели на неё на улице на следующий день. Алма была первым и единственным — довольно авторитарным — действующим учителем Гарриет[1]. Научившись говорить на шведском на высоком уровне, она работала в Драматене в 1899 году, где сенсацией дня была инновационная пьеса «Густав Васа» Августа Стриндберга.

Брак с Августом Стриндбергом[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Хотя Босс была успешным профессионалом, ее в основном помнят как третью жену шведского драматурга Августа Стриндберг (1849—1912)[2]. Стриндберг плодовитым литературным творчеством превратился из писателя - натуралиста в символиста, и его убеждения и интересы на рубеже двадцатого века сосредоточены меньше на политике и больше на теософии, мистицизме и оккультизме. Когда Босс встретила его в 1899—1900 годах, в возрасте 51 года, он находился на пике творческих сил, на сцене его называли «раскаленным».

Стриндберг имел репутацию женоненавистника, что все его жены упорно отрицали. Босс написала в неопубликованном заявлении, которое она оставила своей дочери, Анн-Мари: «в течение многих лет я знала и была замужем за Стриндбергом, я видела только совершенно естественного, доброго, благородного, верного человека— „джентльмена“».[3].

Ухаживание[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Босс в роли маленького эльфа Пак в комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» (A Midsummer Night's Dream)

После расторжения брака Стриндберг сохранил копию этой фотографии в натуральную величину и установил её на стене за драпировкой. Позднее Босс опубликовала письма Стриндберга об его ухаживаниях и браке. Инциденты, описанные в этих письмах и в собственных комментариях Босс, были подробно проанализированы биографами и психиатрами и стали частью «легенды Стриндберга». Ещё до их первой встречи Босс был вдохновлена новизной и свежестью новаторских пьес Стриндберга: иконоборчество и крайне левая радикальная политика и его интригующая личная жизнь с двумя бурными браками представили ей непреодолимую смесь хараутера.[4]

Стриндберг был восприимчив сильным, независимым женщинам, а также склонен влюбляться в изящных, нежных молодых девушек; как и его первая и вторая жены-Siri von Essen и Frida Uhl — Босс сочетала эти качества[5] он сразу же выбрал ее в качестве подходящей актрисы для партии леди в его предстоящей пьесе «[[в Дамаск]» и пригласил ее в свое холостяцкое заведение, чтобы обсудить роль</ref>. На первой встрече Стриндберг, согласно рассказу Босс о событии, встретил ее у двери с очаровательной улыбкой и предложил ей вино, цветы и красиво оформленные фрукты, он поделился с ней о своём увлечении алхимией, показывал ей золотисто-коричневую смесь, называя это золотом. Как комментирует Босс в «письмах»: когда она встала, чтобы уйти, Стриндберг попросил перо в её шляпе, чтобы использовать для написания своих пьес. Когда Босс дала, он это перо воткнул в стальную вставку, и написал все свои драмы. Сейчас оно находится в музее Стриндберга в Стокгольме.

Стриндберг посылал Босс книги о теософии и оккультизме, желая по-своему сформировать её взгляды и помочь в продвижении по карьерной лестнице. Он брался за пьесы, которые считал подходящими для Гарриет, убеждал её и руководство Драматена сыграть эти роли именно ей. Босс в своих «письмах» пишет, что она и руководство, ссылаясь на то, что ей не хватит опыта для главных и сложных ролей, часто не соглашались. Роль Элеоноры в «Пасхе» (1901), пугала Босс своей чувствительностью и деликатностью. Но когда наконец, она взялась играть, оказалась самой успешной и любимой ролью Босс и поворотным моментом в отношениях Босс и Стриндберга. [6]. Босс рассказывает, как она пошла к Стриндбергу, чтобы попросить его дать роль более опытной актрисе, но он заверил её, что она идеально подходит для этой роли. «Затем он положил руки на мои плечи, долго и горячо посмотрел на меня и спросил: "не хотели бы вы иметь со мной маленького ребенка, Мисс Босс? Я сделала реверанс и ответила, как будто загипнотизированная: «да, спасибо!—и мы были помолвлены». Они обручились в марте 1901 года[7].

Брак и развод[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Босс и Стриндберг поженились 6 мая 1901 года. Стриндберг настаивал на том, чтобы Босс не приносила ничего из своего имущества в дом, который он для неё обставил, создавая «обстановку, в которой именно она должна воспитывать и доминировать»[8].

Портрет Стриндберга Августа. Ричард Берг, 1905

Стремясь к жизни за ее пределами, Стриндберг объяснил, что он не мог допустить того, что привело бы мысли к земному и материальному. В своих комментариях в «письмах» Босс с преданностью и любовью описывала практичность Стриндберга и его усилия молодую жену провести с собой по собственным духовным путям; тем не менее, она терзалась от этого[9]. Кризис наступил уже в июне 1901 года, когда Стриндберг организовал, а затем в последний момент отменил медовый месяц в Германии и Швейцарии. Босс писала в «письмах», что ей нечего было делать, кроме как оставаться дома и душить слезы, в то время как Стриндберг пытался утешить ее[10]

Босс с Анне-Мари в возрасте шести месяцев

Отмененное путешествие было началом конца. Плачущая, дерзкая Босс отправилась одна на Приморский курорт Хорнбек в Дании, на короткую, но, по ее ощущениям, восхитительно освежающую поездку. Вскоре за ней последовали письма Стриндберга, полные мучительного раскаяния в том, что она причинила ей боль, а затем и сам Стриндберг старался терпеть жизненные интересы Босс. Однако отношения быстро провалились из-за его ревности и подозрений, когда Стриндберг ударил фотографа по голове палкой, не выдержав его внимания к Босс[11]В августе, когда Боссе обнаружил, что она беременна, даже восторг Стриндберга (он был любящим родителем четырех детей его предыдущих браков) не мог спасти брак, полный недоверия и обвинений. Это было проиллюстрировано в безумных письмах Стриндберга к Bosse[12]. Когда 25 марта 1902 года родилась их дочь Анне-Мари, они уже жили раздельно. «Ради нас обоих лучше всего не возвращаться», — написала Босс в письме Стриндбергу. «Продолжение жизни вместе с подозрением к каждому слову, к каждому моему поступку было бы для меня концом.»[13]. По её настоянию Стриндберг начал бракоразводный процесс.

Роли Стриндберга для Боссе[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Отношения Стриндберга и Боссе были очень драматичными. Стриндберг бросался назад и вперед от обожания Босс как регенератора его творчества («прекрасный, дружелюбный и добрый») к дикой ревности (называя ее «маленькой, противной женщиной», «злой», «глупой», «черной», «высокомерной», "ядовитой"и « шлюхой»)[14]. Его письма показывают, что Босс вдохновила его на несколько важных персонажей в его пьесах, особенно в течение 1901 года. В течение короткого, но интенсивного творческого периода 1901 года, роли, написанные Стриндбергом для Босс, и они были основаны на их отношениях, как художественные средства отражают это сочетание обожания и «подозрения в каждом слове, каждом действии». Карла Ваал насчитывает восемь второстепенных и шесть главных ролей, написанных для Босс. Главные роли перечисленных Ваал-леди в «Дамаск» (1900; в основном написаны в то время, когда Босс и Стриндберг встречались); Элеонора в «Пасхе» (1901; по образцу сестры Стриндберга Элизабет, но предназначенные для Босс); Генриетта в роизведении «Преступления и преступления» (1901); Лебедь Белая в «Лебедь Белая» (с 1901); Кристина в «Королеве Кристине» (1901); дочь Индры в «Игре мечты» (1902)[15] (годы относятся к датам публикации).

Гарриэт Босс в роли дамы в премьере «Дамаск» в Королевском драматическом театре в 1900 году

Стриндберг утверждал, что «Королева Кристина» объяснением "характера Босс как актрисы в реальной жизни, кокетливой и обманчивой[16]. В своей влиятельной биографии Стриндберга Лагеркранц описывает эту пьесу как синопсис всего хода брака Босс-Стриндберга. Он в придворных видит различные стадии эмоций Стриндберга: Тотта, в первом сиянии любви; де ла Гарди, преданного, но верного; Оксэнстьерна, которого она отвергла. Каждый из трёх мужчин произносит слова, которые Стриндберг сам говорил Босс[17].

«Игра мечты» позиционируется в серии портретов Стриндберга в собственном браке, роль Босс пропитана как светом, так и тьмой. Со своей ассоциативной структурой сна эта пьеса является вехой модернистской драмы, описанной Стриндбергом как беззаконное отражение сознания мечтателя (Стриндберга), ограниченного только его воображением, которое «вращает и сплетает новые узоры… на основе незначительной реальности»[18]. Агнес, которую играет и представляет Босс, является дочерью исторического Ведического Бога Индры, спускающегося на землю, чтобы наблюдать за человеческой жизнью и доводить разочарования свои до сведения своего божественного отца."Восточный" аспект пьесы основан на темных, экзотических взглядах Босс. Тем не менее, она также втянута в простое человечество и в замкнутый круг в отношениях с адвокатом, или Стриндбергом. Запертая в помещении собственническим мужем, Агнесса не может дышать; она уныло наблюдает за служанкой, которая наклеивает изолирующие полосы бумаги по краям окон, тем самым ограничивая свет и воздух в доме. Брак Агнес с адвокатом - это реальное разочарование Босс, тоскующей по свежему воздуху, солнцу, путешествиям.< ref>Waal, 229.</ref>

Независимость[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Босс в роли Стайнунн в «Пожелании» исландского драматурга Иоганна Сигурйонссона, 1917

И после развода со Стриндбергом Босс была знаменитостью[19]. Её независимость и статус снискали ей репутацию волевой и самоуверенной, настаивающей на своём и получающей высокую зарплату и значительные роли актрисы. Она оставила Dramaten со своим обычным репертуаром и начала работать у Альберт Ранфта в его шведский театре (Стокгольм), где она и умелый, но более скромный актер (Андерс) Гуннар Wingård (1878—1912)[20] сформировали популярную команду со-звезды. Она часто путешествовала, гастролировала в Хельсинки, оставляя маленькую Анне-Мари со Стриндбергом, компетентным и ласковым отцом. В 1907 году Босс вошла в театральную историю как дочь Индры в эпохальном «спектакле мечты» Стриндберга. Она и Стриндберг встречались еженедельно за ужином в его доме и оставались любовниками, пока она не разорвала связи в рамках подготовки к ее браку с Гуннаром Вингардом в 1908 году, в 1909 году родился сын[21]. Этот брак был также недолгим, закончившись разводом в 1912 году. Согласно слухам, причиной развода стала неверность Вингарда. Однако Стриндберг также слышал сплетни о том, что большие долги Вингарда угрожали финансам Босс[22].

В 1911 году, Босс, разведенная женщина с двумя детьми, чтобы лучше поддержать себя, вернулась в Dramaten. Стриндберг был в то время смертельно болен раком, он умер 14 мая 1912 года. 1912 был годом смерти и катастроф для семьи Босс и Стриндберга: Алма Fahlstrøm с сыном Арне утонули с «Титаник»ом 15 апреля; первая жена Стриндберга Сири фон Эссен умерла немного позже, в том же месяце; фон Эссен и Стриндберга дочь Грета, молодая перспективная актриса, погибла в железнодорожной аварии в июне; когда с Босс развелись, её муж Гуннар Wingård застрелился 7 октября. Похороны Стриндберга стали событием национальным. Гуннар Вингард, популярный и очаровательный актёр, стал причиной общественной трагедии. Во время этих разрушительных событий, которые оставили обоих ее детей без отца, Босс, обезумевшая и убитая горем после самоубийства Вингарда, едва поддерживала свой напряжённый график. В течение нескольких месяцев после этого она получала анонимные письма и угрожающие телефонные звонки, обвинения в депрессии и смерти Вингарда.[23].

В 1927-1932 годах Босс прожила в третьем браке с Эдвин Адольфсоном (1893—1979). Адольфсон отказался от своей сценической карьеры, чтобы стать вместо этого режиссёром и одним из самых известных шведских киноактеров, чья экранная персона Нильс Бейер упоминается как сочетание «апачи apache, гангстера и жиголо»[24]

Босс снялась в двух фильмах по мотивам романов известных писателей. «Сыновья Ингмара» (1919) получило высокую оценку за свои художественные достоинства. Режиссёр Виктор Шостром, фильм был основан на романе шведской писательницы, удостоенной Нобелевской премии по литературе, Сельма Лагерлёф; много лет спустя, Ингмар Бергман упоминается «Сыновья Ингмар» как «великолепный, замечательный фильм» и признал свой собственный долг перед Шострем. Босс, сыгравшая главную женскую роль - Бриту, назвала «Сыновьями Ингмара» "единственный стоящий шведский фильм, в котором я участвовал". Тем не менее, фильм не смог дать ее карьере новый старт, который шведская киноиндустрия дала Эдвину Адольфсону. После этого прошло семнадцать лет, прежде чем она сделала ещё один фильм с режиссёром Гестой Роденом. Это был «Bombi Bitt and I» (1936), ее единственный talkie, основанный на популярном первом романе Fritiof Nilsson Piraten с тем же названием. "Bombi Bitt" был успешным, хотя и более лёгким, с меньшей ролью Босс («Франскан»)[25]

Отставка[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

После многих лет амбициозной и успешной свободной актёрской игры, в 1930-е годы Босс испытала нужду. Великая депрессия принесла ей экономические трудности, и, хотя она выглядела моложе своего возраста, наиболее важные роли женщин были вне её возрастного диапазона. Ее технику по-прежнему часто хвалили, но иногда воспринимали как старомодную и слишком нравственную по сравнению с более ансамблевым стилем того времени[26]. Найдя себя ненужной в шведском репертуарном театре, с помощью умелого убеждения и напоминания о долгом трудовом пути в театре, ей удалось вернуться в Dramaten. Скромный работник со скромной зарплатой, она в течение последних десяти лет в Драматен, 1933-1943 гг., сыграла только незначительные пятнадцать ролей< ref>Waal, 174.</ref>.

Уходя со сцены во время Второй Мировой Войны, Босс решила вернуться в столицу Норвегии Осло, в дом своего детства и юности. Оба её ребёнка поселились там же. Переезд был отложен на десять лет, в течение которых она, когда это было возможно, путешествовала, и когда он состоялся в 1955 году, она воспринимала это как ошибку. Смерть ее брата Эвальда Босс в 1956 году оставила ее единственной оставшейся в живых из четырнадцати детей Анны-Мари и Иоганна Генриха Босс. «Как я отчаянно жажду Стокгольма», — написала она другу в 1958 году. «Вся моя жизнь там»[27]. Она стала хронически меланхоличной, терпя неудавшееся здоровье и горькие воспоминания о заключительном этапе ее карьеры в Драматене.

Примечания[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

  1. Olof Molander, культовый Режиссер в Dramaten. Босс процитироваал в Waal, 8: "Я очень уважал Алму. Хотя она всегда была права, когда что-то комментировала, это было нелегко… слышать, как она кричит на меня… когда я стояла скорбя, склонившись над могилой моего дорогого Акселя в Адам Оуленшлегер «Аксель и Вальборг», «Харриет, не стой там, похожей на варёную креветку» Waal, 10 </ ref>. Гармоничные родственные отношения между учителем и учеником стали напряженными, когда Алма обнаружила, что у её мужа Йохана и Гарриэт был роман. Оба родителя Босс скончались, и Гарриэт, по велению Алмы, использовала скромное наследие своего отца для финансирования исследований в Стокгольме, Копенгагене и Париже. Парижская сцена - в то время в динамичном конфликте между традиционным и экспериментальным стилями производства - была вдохновляющей для Босс и убедила её, что сдержанный реалистичный актёрский стиль, к которому она прибегала, был правильным выбором.Waal, 12-5.< ref> Возвращаясь в Скандинавию, она сомневалась, стоит ли ей строить карьеру в Стокгольме, с её большими возможностями в Кристиании, с которой у нее были более тесные эмоциональные связи. Несмотря на недостаток говорения по-шведски с норвежским акцентом, Босс позволила оперной певице, своей сестре Дагмар, уговорить себя попытать счастья в Стокгольме. Она подала заявку на место в королевском драматическом театре «Драматен», главной драматической сцене

Ссылки на литературу[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

  • Beyer, Nils (1945). «Skådespelare». Stockholm: Kooperative Förbundets bokförlag. Ҡалып:Икона св
  • Brandell, Gunnar (1950). "Strindbergs infernokris."Stockholm: Bonniers. Ҡалып:Икона св
  • [Olof Lagercrantz / Lagercrantz, Olof] (1979; перевод с шведского: Ансельм Холло, 1984). август Стриндберг. London: Faber and Faber.
  • Martinus, Eivor (2001). Strindberg and Love. Oxford: Amber Lane Press.
  • Paulson, Arvid (ed. and translated, 1959). Letters of Strindberg to Harriet Bosse. New York: Thomas Nelson and Sons.
  • Strindberg on Drama and Theatre: A Source Book. (Selected, translated and edited by Egil Törnqvist and Birgitta Steene, 2007). Amsterdam University Press.
  • Waal, Carla (1990). Harriet Bosse: Strindberg’s Muse and Interpreter. Carbondale and Edwardsville: Southern Illinois Univ. Press.

Ссылки[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Ҡалып:Категория на викискладе